qvies: (Default)
Ну, раз уж апп Оттепель. Мужики. Точнее, в первую очередь, их прически. Ну ни разу не оттепель, за исключением Цыганова да еще, пожалуй, Ефремова. Я понимаю: богема, но и у богемы на 1961 год были в распоряжении те же бокс, полубокс, канадка да теннис. Выглядят герои Оттепели, по крайней мере, нестрижеными, особенно на фоне их подруг. Мой батюшка, прошедший все, от широчайших штанин до джинсов, что требовали намыливания перед одеванием, до последних дней следил за тем, чтобы волосы не касались ушей, это уже вопрос привычки и комфорта а не моды. Коль есть претензии на создание духа эпохи, так создавать надо, а не пересаживать мальчиков XXI века в начало шестидесятых века прошлого.

Ваще, вынужденно находясь перед телевизором, смотрю все подряд и ужасаюсь. Акромя причесок существуют еще и воротнички, так вот, эти воротнички - не от тех шей воротнички, которые из них торчат. Особо убивают трогательные шейки наших защитников образца годов 30-40, торчащие из гимнастерок на манер голых ног из валенков, да к тому же еще и иногда торчащие из расстегнутого ворота, открывающего верхнюю часть тельняшки, странным образом затесавшейся в пехоту.

Я очень хорошо помню ощущение расстегнутой гимнастерки, когда рука невольно тянется к шее, дабы прикрыть срам, если появляется неожиданно рядом, пусть даже знакомый, но чужой человек, тем паче такое ощущение возникает, если рядом появляется дама. Ощущение сродни ощущению некоторой неодетости, позднее являвшееся мне, когда после долгого вынужденного ношения галстука я оказывался в отпуске на природе, таки вот, это ощущение неловкости напрочь отсутствует не только в фильмах о 30-40 ХХ века, но и о веках Х-XIX, когда отношение к собственной шее было почти сакральным на манер тогдашнего дамского отношения к собственным голым икрам и ляжкам.

В той же Оттепели, претендующей на сокровенное знание о тонкостях французского женского белья (корсеты с трико - это оттуда, а вовсе не из совка), ни малейшего знания о том, что мужские рубахи ведут свой род от нижнего белья, а потому большинство рубах на наших мужиках в 1961 году были нераспашными. Самыми популярными были китайские рубахи фирмы Дружба, столь же нераспашные, застегивавшиеся пуговиц на пять, а первые распашные - нейлоновые рубашки, появились вместе с "фирмой" после 1957 г., но были, увы, только белого цвета, и носились только на выход.

Ваще же, кушайте сами свою Оттепель.
qvies: (Default)

 

 

Эхо Москвы.

 

Гости: Аркадий Островский
Ведущие: Наргиз Асадова
Передача: Особое мнение

Речь идет о конкуренции, в сущности. Об идеологическй и другой конкуренции между государством и фундаментализмом. Безусловно, она наиболее успешно идет в республике Ингушетия, но Ингушетия и меньше, и проще. В Дагестане, еще раз скажу, самой сложной из всех республик Северного Кавказа, государство - фактически банкрот, потому что государства фактически нет. Я был в селе, которое называется Новосаситли, оно фактически живет по законам Шариата, неофициально, но фактически оно так живет. Женщины ходят в хеджабах, там нет собак, споры разрешаются шариатскими судами, примирение сторон осуществляется имамами. Недавно, кстати, убили двух женщин, они были гадалками, но их считали ведьмами. При этом, люди, которые живут там (половина села суфистская, половина - салафистская) поддерживают электричество, сделали пристройки к школе, поддерживают инфраструктуру. Там нет воровства...

Кто финансирует строительство школ? Там берут то, что называется заккят, то есть, добровольный налог, который богатые люди платят на нужды бедных, и это работает...

Но в ситуации, когда государство не может ничего противопоставить, кроме беспредела, насилия и беззакония, когда это беззаконие и беспредел милицейский и спецслужб распространяется уже не только по религиозному принципу на ваххабитов, а просто на каждодневную жизнь... ощущение беспредела и несправедливости совершенно фантастическое. Все это, на самом деле, есть и в остальной части Российской Федерации, другое дело, что, в отличие от остальной части России, в Дагестане и на Северном Кавказе есть альтернатива, альтернатива называется исламские законы, и в условиях банкротства, несправедливости, коррупции и так далее, и так далее, когда государство воспринимается не как источник правопорядка и закона, а как источник беспредела и насилия, в этой ситуации, безусловно, фундаменталистские идеи начинают выглядеть невероятно привлекательно для населения...


Что они предлагают? Реально они предлагают справедливость, порядок и то, что все будет работать. Вот это село Новосасетли, там стали пропадать девушки, стал исчезать скот, и, чтобы отделиться от внешнего бепредела, они восстановили, отремонтировали на собственные деньги небольшой блок-пост со шлагбаумом. Через некоторое время приехал Урал с автоматчиками и снес все, остались одни руины.

Ничего плохого, говорят жители Новосаситли, в том, что будут исламские законы, нет...


Хотел написать длинный комментарий, но, кажется, и так все понятно. В качестве довеска, чтоб за нацию не так обидно было:

Колонка Андрея Лошака

Закоротило

 

То, что народ достоин своей власти, гнусная ложь. В момент наивысших трудностей простые, не искалеченные «привычкой повелевать» люди не перегрызают друг другу глотку, а протягивают руку помощи. Чем дальше человек от власти, тем он лучше. Я убедился в этом собственными глазами в глухих уральских поселках, построенных лесозаготовщиками еще до революции. С цивилизацией эти деревни связывала единственная в стране одноколейная железная дорога. Пять лет назад власти решили поселки снести, а одноколейку разобрать. Людям, родившимся и выросшим на земле среди лесов, предлагалось переселиться в многоэтажки на окраине райцентра. Сначала там перестали ходить поезда. Вместе с ними прекратилась доставка продуктов и пенсий. В деревнях были люди, которые несколько лет не держали в руках денег. Они пекли собственный хлеб, кормили свой скот, в сезон охоты стреляли дичь и хотели одного: чтобы государство оставило их в покое. Когда у них отключили электричество, они из подручных материалов построили на реке собственную гидроэлектростанцию. Я достаточно поездил по русским деревням. Как правило, это тягостное зрелище тотального вырождения. В лесных автономиях жили совсем другие люди. Это были крепкие мужчины, уже вырастившие своих детей и твердо решившие умереть на родной земле. Их жены умудрялись в тяжелейших условиях оставаться опрятными и женственными. А еще здесь не запирались двери воровства в этих лесах не помнят уже много лет. Передвигались жители лесных деревень по узкоколейке с помощью самодельных дрезин, скрещивая вагонетки с мотоциклами «Минск». Конструкция сколь экзотическая, столь и опасная. По секрету мне рассказали, что один из мужиков находится на испытательном сроке. Как-то представители районной администрации приехали разбирать железную дорогу. Ну, он дал предупредительный, а потом под ноги. Когда мы уже уезжали, этот самый мужик, поглаживая двустволку, сказал: «Пусть они сюда только сунутся! Мы же охотники. У нас у всех ружья. Лицензионные. Погоним их в тайгу, как зайцев». Это были люди, полные достоинства. В городе таких редко встретишь.
 

qvies: (Default)
ВЕДОМОСТИ

Modernizatsya.ru: Издержавшаяся страна

Инфляция в России — не вполне инфляция; это осознанное повышение цен, санкционированное государством...

О какой конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности можно говорить в такой ситуации? Обычно считают, что «издержавшаяся» Россия существует только в условиях сверхвысоких цен на сырье на мировом рынке — но это приукрашивание реального положения дел. Наша экономика живет за счет сверхвысоких внутренних цен на большинство товаров и услуг и постоянного роста издержек — но сегодня этот рост наталкивается на естественный предел в виде мировых цен. Поэтому модернизацию нужно понимать не как политическую либерализацию или наращивание инновационной составляющей, а как банальное повышение эффективности — что в переводе на простой русский язык означает не что иное, как снижение удельных издержек. Но возможен ли отказ от сложившейся в последние годы системы?
Читать целиком
qvies: (Default)


Есть ли у нас выбор сегодня? Большой и хороший вопрос! У меня впечатление, что та форма демократии, которая у нас существует последние там 300 лет, так называемая репрезентативная демократия, когда выбирается представитель, вот эта форма демократии себя изжила. Нам придется думать о реформах, о том, чтобы сделать демократию более прямой. Вот, скажем, где демократия до сих пор работает? В Швейцарии, а почему? А потому что там прямая форма демократии, там 50 тыс. человек подписали - и общенациональный референдум, понимаете? Там люди имеют непосредственную возможность высказаться и принять участие в решении проблемы. А у нас - уже нет...
qvies: (Default)

Вот уж что действительно является мифотворчеством и попыткой переписать историю – так это намерение изобразить никому не нужный указ о свободе торговли января 1992 года каким-то значимым документом, едва ли не более важным, чем гайдаровские реформы.
Понятно, что никакой роли этот указ не играл, поскольку розничная торговля в основном осуществлялась в стационарных точках – магазинах, оптовых рынках, коммерческих палатках, а не индивидуальными торговцами в случайных местах. Понятно, что основную роль в наполнении магазинов товарами сыграла гайдаровская либерализация цен, а не какой-то там указ о свободе торговли.

echo.msk.ru/blog/milov/655820-echo/




Никому не нужный указ о свободе торговли позволил торговать гражданам вне стационарных точек. Оптовые рынки благодаря реформе сдохли, коммерческие же палатки и появились, дабы вместить в себя тех самых торгующих граждан, до Указа существовали у нас только ларьки Союзпечати и горсправок.

О том настолько все забыли, что Т. Толстая, поминая догайдаровский голод, утверждает, что до либерализации цен в многочисленных ларьках на улицах можно было купить только сигареты, спирт и фаллоимитаторы. Либо голодала Татьяна Никитична уже после либерализации (чему охотно верю: практика выездной торговли по предприятиям сохранялась вплоть до конца приватизации, т. е. до 1994 г.), либо врет. как все очевидцы, ибо эти ларьки и были плодом того самого Указа, выведшего торговлю из-под статьи УК.

Второе следствие Указа - декриминализация торговли вообще: отныне и частные лица, и юридические получили право осуществлять торговую, посредническую и закупочную деятельность без гослицензий и госразрешений.

Третье следствие - появление частного импорта, гражданам разрешили беспошлинно и бестаможенно насытить валящийся из-за отсутствия товаров рынок.

Как понимаете, появление частной торговли явилось наиболее значительным достижением реформ Гайдара, но только сам Гайдар, оказывается, вовсе ни при чем.

Начиная с лета 1992 г., идет борьба с этим Указом, теперь от него остались рожки да ножки, фактически свободной торговли в России больше не существует, что и дает право Милову называть Указ несущественным. Если полагаться на мнение эховского блогера, выходит, что и Гайдару свободная торговля тоже была на фиг нужна, как и Милову. В общем, упаси меня, Господи, от таких защитников!


Напоследок хрестоматийное. Из Гайдара:
Проезжая через Лубянскую площадь, увидел что-то вроде длинной очереди, вытянувшейся вдоль магазина „Детский мир“. Все предыдущие дни здесь было довольно безлюдно. „Очередь, — привычно решил я. — Видимо, какой-то товар выкинули“. Каково же было мое изумление, когда узнал, что это вовсе не покупатели! Зажав в руках несколько пачек сигарет или пару банок консервов, шерстяные носки и варежки, бутылку водки или детскую кофточку, прикрепив булавочкой к своей одежде вырезанный из газеты Указ о свободе торговли, люди предлагали всяческий мелкий товар… Если у меня и были сомнения — выжил ли после семидесяти лет коммунизма дух предпринимательства в российском народе, то с этого дня они исчезли.
qvies: (Default)

Вы хотите, чтобы вас узнавал ваш автомобиль? Чтобы двери вашего дома и домов ваших друзей сами гостеприимно распахивались перед вами? Банкоматы отсчитывали вам купюры без всяких карточек и пинкодов? Или вовсе обходиться без купюр и карточек при совершении покупок? Желаете, чтобы любой телефон, который вы возьмете, связывал вас со всем миром через вашего оператора, предлагая вам выбрать номер из вашей телефонной книги? Лет через двадцать все это станет возможным благодаря капельке с нанопроцессорами, введенной вам под кожу так же, как сейчас прививают оспу. Эта капелька избавит вас от необходимости предъявлять билеты на самолеты и поезда, водительские права и паспорт… Хотите?

Тогда смиритесь с тем, что эта капелька даст возможность найти вас в любом укромном уголке, узнать о вас всю подноготную и проследить все ваши передвижения и контакты. Вы будете носить в себе вашу кредитную историю и историю ваших нарушений правил дорожного движения. Если вы случайно окажетесь рядом с местом преступления, вы сразу попадете под подозрение в его совершении, правда, и алиби вам тоже сможет обеспечить та же капелька.

Генрих Плантагенет в 1181 г. подписал Биль об оружии, обязывающий иметь при себе оное всех свободных граждан. Оружие с тех пор в Англии долгое время было единственным символом личной свободы. Было…Теперь же лондонской полиции дана команда останавливать и обыскивать прохожих на улицах города в поисках огнестрельного и холодного оружия. Причем акция эта носит массовый характер, а обыски разрешено проводить без серьезных оснований...

Кажется, как только явится эта возможность, Совет Европы рекомендует своим членам сделать всем своим гражданам инъекции с нанопроцессорами. Для предупреждения преступлений и их стопроцентной раскрываемости, естественно. Граждане, конечно, в восторг не придут, но с необходимостью смирятся, как уже смирились с правами пассивных курильщиков. Или не смирятся?
qvies: (Default)


Кажется, почти все полагают основной целью образования общее развитие подрастающего поколения. Общее развитие - это прекрасно, осталось только формализовать его критерии. Кто возьмется? Я полагаю, никто. Вот отсюда и растут все инвективы в адрес ЕГЭ. Не формальные, а принципиальные.

Государство одинаково со всех нас снимает денежку на это неформализованное "общее развитие". С того, чьему ребенку и полное среднее образование не светит, и с того, чье чадо МГУ заканчивает. Большей частью, почему-то так оказывается, что в первые попадают те, кому полное среднее раньше и самому не светило.

Требования к умению читать-писать-считать формализуются элементарно, но зачем нам проверять эти умения у ученика при окончании им первой ступени образования - начальной школы? Наша цель не научить его читать-писать-считать, а развить его в общем.

Далее этот наш, едва умеющий читать-писать-считать, ученик начинает свое общее развитие в тех предметах, где те первичные навыки, что обязана была привить начальная школа, являются основой дальнейшего обучения. Что из такого ученика получится к выпускным классам школы? В общем развитый оболтус, которого школа будет натаскивать на выпускные экзамены, чтобы забыть его, как страшный сон, ведь, если он экзамены не сдаст, то будет отягощать школу по меньшей мере в течение еще одного года.

Гимназии на Руси завелись лишь только потому, что некому из российских подданых было способствовать продвижнию наук в основанной на пустом месте Академии. Это были всего лишь курсы, позволяющие их выпускникам принять участие в сем пользительном для отечества деле. Убедившись, что подготовка для Академии все же нужна поосновательней, да и чиновникам было б не худо, приступая к службе, уже иметь кой-какие навыки в сложении-вычитании, правописании и греческой мифологии, Академия отделилась от гимназии университетом, заставив выпускников гимназии еще три года грызть гранит науки.

Вся предуниверситетская подготовка до конца XIX века укладывалась в программу семи классов, затем, после того, как гимназический курс в 1875 г. усложнился (гимназиям добавили в курс естественнонаучных дисциплин и с гимназическими аттестатами стали принимать на все кафедры университетов), курс седьмого класса стал двухлетним. Министр Игнатьев грезил об одиннадцатилетнем обучении, за свое англоманство и погорел: общество лучше министра сознавало, что наш гимназический курс соответствовал сумме курсов школы и колледжа английских учебных заведений.

Первые четыре класса гимназии являлись прогимназией, после нее был первый переводной экзамен (кстати, и по иностранным языкам тож), после четвертого класса эти экзамены становились рутиной, несдавший переводной экзамен должен был пройти классный курс еще раз. Почему? Потому, что целью гимназии было не пресловутое общее развитие, а успешное окончание ее выпускником университетского курса.

В дополнение к классической гимназии в 1864 г. появились гимназии реальные, обеспечивающие своим выпускникам доступ к высшему техническому и коммерческому образованию и поступление на физико-математические факультеты университетов. За 25 лет до того гимназический курс уже пытались разделить надвое: латинское отделение было занято подготовкой будущих студентов университета, а выпускники юридического непосредственно после окончания гимназии поступали на службу.

Второе разделение бывшего единого гимназического образование произошло в 1887 г.. Реальные гимназии были преобразованы в реальные училища, те, утратив право направлять своих выпускников в университеты, были разделены на дающие основное реальное образование и коммерческое. В последний год обучения (тот самый, прибавленный к VII классу гимназии дополнительный год) проводилась дополнительная специализация на отделениях общем, механическом и химическом. Выпускники любого из технических отделений имели право служить по своим специальностям, прочие учились далее.

Мысль о единой общеобразовательной школе пришла в голову отнюдь не большевикам: проект единого типа школы на основе гимназии был еще в 1910 г. представлен Минпросом в Думе и был блистательно ею провален. Большевики, благосклонно относившиеся ко всем инициативам Минпроса, взяв за основу этот проект, создали свои ЕТШ. Если ранее слова министров об общем развитии (общем воспитании и образовании), оставались лишь благими пожеланиями, то для ЕТШ это стало целью. Из школы улетучилась всякая конкретика, ученики стали постигать абстрактные науки, ее выпускники остались без специальности, без гарантии продолжения обучения, а в итоге общеразвивающего подхода к образованию - и без знаний.

Очень скоро выяснилось то, что было известно еще гимназическим учителям: не все ученики способны к обучению в едином темпе, ряд профессий не требует столь универсального образования, обществу кроме философов, математиков и чиновников необходимы еще и слесари, и токари, кроме инженеров-изобретателей необходимы еще и чертежники, и мастера производств. Те, кто в гимназии по нескольку лет сидел за партой в одном классе, теперь стал выдавливаться из школы в ПТУ и техникумы. То, что раньше для ученика было выбором, осознанным или нет - иной вопрос, то теперь стало вынужденным шагом. Если раньше смена специализации означала еще один дополнительный экзамен, то теперь она превратилась в обязанность прослушивания еще одного курса специализации.

Поскольку знаний обычная школа выпускникам ее в голову не вкладывала, университеты решили повторить историю Академии и завели при своих кафедрах специализированные школы. История повторяется, ныне, кажется, следует ожидать появления и новых предуниверситетов, впрочем, идя навстречу болонскому процессу, почему бы и нет?
qvies: (Default)
Ипотека, говорите? Вам что нужно, деньги или жилье? Если нужно жилье в городе, то его нигде, кроме наших просторов, не покупают. Снимают везде в городах жилье, пока молоды. Как повзрослеют – за городом дом либо покупают, либо сами строят, вот тогда уже и ипотека нужна. Это первая часть вопроса, о ней в заключение.

Вторая – гораздо интереснее. Всякому не испорченному нашим строительством разуму естественной представляется следующая картина: вам понадобилось выстроить нечто, вы получаете земельный участок под застройку, проектируете под этот участок свое строение, нанимаете подрядчика, он находит и нанимает строителя, тот строит, подрядчик платит строителю, принимает готовое ваше нечто и сдает вам. Вы принимаете и окончательно расплачиваетесь с подрядчиком.

Наш процесс оттого и наш, что опять-таки уникален. Строитель получает участок под застройку, проектирует, затем ищет того, для кого он строит, находит вас и берет с вас деньги на строительство. В принципе, он может ничего и не строить, деньги вы уже ему отдали. Строитель гордо именуется застройщиком, а вы – инвестором, потому что вы не себе квартиру строите, не за свое жилье платите, а инвестируете в строительство по проекту застройщика на выделенном ему участке. Инвестиционные риски – ваши, участок – строителя. И то, что он построит - тоже его.

Схема худо-бедно работала, инвесторы квартиры свои получали, цена была сносная, пока наши мэры-градоначальники не поняли, какая золотая жила под этой схемой скрывается, и обложили нашего строителя данью. Деньги у инвесторов уже строителем взяты, квартиры строятся, приходится перекладывать дань на следующее поколение инвесторов. Так пошла первая волна повышения цен на жилье. Вторую дало повышение цен на стройматериалы, производители которых ориентируются на платежеспособный спрос строителя, а для того важным остается лишь отношение стоимости материалов к стоимости уже подороживших сооружений, потому он платит, перенося свою платежеспособность на следующий объект и на следующих инвесторов.

Дальше включается наш денежный рынок. Поскольку объекты строительства - чуть ли не единственный инвестиционный инструмент в руках российских граждан, обеспечивающий если и не стабильный рост, то хотя бы сохранение вложений, объекты становятся активами и растут в цене далее. Ипотека только поддерживает высокую репутацию этих активов, что обеспечиваетт их дальнейший рост. Расплачиваться будет инвестор.

Построить великолепный коттедж под ключ со всеми современными прибамбасами стоит сейчас менее пятисот единиц с президентами, запрещенных к употреблению, за квадратный метр. Строить будет фирма на вашем участке. Та же фирма, но только на своем построит вам то же самое, если вы инвестируете в метр жилья не менее трех тысяч тех самых единиц. А вы говорите – ипотека.
qvies: (Default)
Нашим правозащитникам мешает отсутствие в Российской Федерации эффективной судебной системы, зависимость судей от мнения исполнительной власти, неправосудные приговоры и полная беззащитность граждан, права которых нарушаются сильными мира сего. Без независимого суда невозможно себе представить не только соблюдение элементарных прав граждан, но и существование собственности, независимой от государства, а это уже грозит опасностью возвращения в те времена, из коих мы совсем недавно вышли.

На чем же должна основываться независимость суда? На неких непорочных судьях? На надзоре за их деятельностью? На общественном контроле за судьями и этим надзором? Кажется, все это мы уже пробовали. Приятно думать, что все наши беды исходят оттого, что судебная реформа завершилась, так и не начавшись, менее приятно о том, почему она так и не началась.

Оставив в стороне прочие инвективы в адрес наших реформаторов, укажу лишь на одно маленькое обстоятельство: суд в России сверху донизу сознательно был ими поставлен под контроль исполнительной власти. Достигается такой контроль очень простой мерой, имя ей - финансирование.

Пока все думали о высоком, устремляясь в своих мечтах в неведомые либерально-демократические дали, вполне конкретные люди решали конкретные проблемы - и решили. Кто оплачивает, помещает и обустраивает весь наш судейский корпус? Специально созданный для этого департамент при Верховном суде Российской Федерации. А его самого кто?

Есть такая скромная веточка на раскидистом дереве нашей власти - Управление делами Президента. Вот оно кормит, лечит, дает приют и утешение не только Верховному суду, но и суду Конституционному, и нашему парламенту. Вам до сих пор непонятно, откуда у нас такие суды и такая Дума с Советом Федерации?
qvies: (Default)
В свое время, при реализации ленинского плана строительства социализма в отдельно взятой стране, большевики столкнулись с небольшой проблемой, вытекающей из их основополагающего учения: В.И. Ленин, конструируя прекрасное далеко и вовсе не предполагая, что это может коснутся его самого и его соратников, заложил в свою конструкцию советской власти механизм, обеспечивающий ротацию власти после каждой каденции.

Советская власть мыслилась как власть одновременно и законодательная, и исполнительная, и парламент, и правительство - аналог европейских и североамериканских коммунальных советов, как власть, охватывающая все государство сверху донизу и строящаяся путем делегирования членов низовых советов в вышестоящие. Гражданам было бы позволено избирать только из товарищей своего трудового коллектива и только членов низового совета. Таким образом, оказываясь на следующем уровне советов, член совета терял право быть избранным своим первичным электоратом и был обречен вернуться назад, в свой трудовой коллектив.

Для выхода из такого положения исполнительная власть была переименована в комиссариаты и исполнительные комитеты советов, а в сами советы всех уровней всем гражданам разрешили избирать депутатов, не связанных производственными узами с избирателями, и даже без одобрения нижестоящих советов. Объявив полученную конструкцию Советской Властью, российское государство стало строить тот самый "вонючий парламентаризм" по В.И. Ленину, причем, еще большей степени вонючести, нежели им раскритикованый, если под степенью вонючести понимать степень влияния парламентариев на решения исполнительной власти, да еще, согласно тому же В.И. Ленину, даже не ее сменяемых представителей, а ее несменяемой администрации. Имитация Советов принялась строить имитацию социализма в имитации европейской страны, учрежденной Петром Великим и сохраняемой его последователями вплоть до начала следующей имитации.

Теперь, вслед за имитациями демократизации, многопартийности, приватизации и строительства капитализма, нас ожидает и имитация корпоративного государства, то есть, попросту - фашизма. Конструкт корпоративного парламента у нас уже есть - Общественная палата, интересно, удовлетворится ли наше государство этим конструктом, просто распустив Думу, или предпочтет этому имитацию созыва Собора, репетицию коего мы могли видеть вчера?

Фашизм отличался жесткой дисциплиной исполнительных структур, огромной даже по нашим социалистическим меркам социальной сферой, обеспечивающей поддержку режима большинством населения, плановой экономикой и на первых порах своего существования поддерживался финансовыми кругами и бизнесом всего тогдашнего мирового сообщества, видящих в нем антитезу социализма.

Грядущий наш режим не сможет похвастаться ни одним из этих козырей. Если режим Франко вполне себе протянул с 1939 г. до 1975 г. и мог бы тянуть и дальше, режим, отстроенный Салазаром, рухнул из-за колониальных войн Португалии, а не из-за внутренних причин, то наша имитация политических структур этих режимов долго не протянет, потому что имитация прочих элементов фашистских режимов просто не придет в голову нашим правителям либо так и останется лишь их имитацией.
qvies: (Default)
СПС – единственная партия, которая участвует в избирательной кампании, находясь при этом в оппозиции действующей власти

А зачем СПС Дума? Наша Конституция прописана так, что Дума - всего лишь придаток к исполнительной власти и президенту, возвышающемуся над всеми властями. Нынешний наш рывок в корпоративное государство "естественно вырастает из девяностых, как экономический рывок Америки времен Клинтона был заложен Рейганом.".

В 1993 г. сознательно была создана такая конструкция власти, чтобы обеспечить прохождение реформ, но на этом реформы и закончились. То, что ныне называется СПС, всегда присутствовало в исполнительной власти и сейчас обретается там, а не в Думе. Ублюдочный Жилищный Кодекс, идиотский Налоговый, монетизация льгот и ограбление регионов - их рук дело. Та приватизация, что закончилась передачей госсобственности в те руки, что теперь несут яйца Фаберже, была осуществлена под контролем министра экономики Ясина, как ныне выясняется, согласно теории, для ускорения научно-технического прогресса.

Проводить реформы в стране с многовековыми традициями государственного приоритета во всех сферах, и не озаботиться мерами по ограничению этого приоритета - вполне в духе либеральной доктрины, утверждающей, что рынок сам строит себе государство. Кажется, нечто подобное я слышал еще в школе, тогда это называлось "марксистско-ленинское учение".

Этот приоритет обеспечивал сносную жизнь реформаторам, но и не побуждал их к реформам, потому они не просто не доведены до конца - в государственной сфере они и не начинались, что нам теперь с блеском и демонстрирует Путин.

Вряд ли теперь имеет значение, за кого вы отдадите свой голос, готовьтесь к логическому завершению начатых в 1992 г. реформ: власть и собственность вновь достанутся государству.
qvies: (Default)
Неужели выкройка не понравилась?

qvies: (Default)
Во всех наших бедах, безусловно, виноват русский народ, это он никак не может научиться иному мировоззрению, нежели то, что стоит на пути всех наших реформ, не правда ли? А ведь мы столько усилий приложили, пытаясь привить ему уважение к собственности и научить демократии! И что же нам за народ достался! А откуда народу знать, что такое собственность и демократия?

Вплоть до последнего десятилетия XIX века у нас существовала подушная подать, а до ее введения Петром - подворная, что, в принципе, то же самое, разложенное на меньшее количество душ. Налог самый древний, причем, вплоть до конца XVIII века подать собиралась натурой, в основном зерном. Налог с продажи недвижимого имущества у нас появился в 1812 г., а налог с самой недвижимости появился только после отмены подушного.

Это я к чему? Изначальная единица обложения - крестьянское хозяйство, ибо первое государство и создают крестьяне-хозяева для решения общих проблем, суда и защиты. По мере прирастания колонизированных территорий и количества хозяйств, функции суда и защиты делегируются общему для всех этих хозяйств центру, а сам этот центр и становится государством: в нем появляются первые профессиональные государственные служащие.

Эта единица обложения - хозяйство, остается еще на долгое время, пока не вытесняется иной - количеством обрабатываемой земли. Такое вытеснение происходит, когда большая часть земель становится владельческими. Вот с этого момента можно уже говорить о правах на собственность, ибо каждая сделка для упорядочения налогообложения фиксируется государством. Те реликты, что не успели задолжать настолько, что лишились своих прав сначала на орудия труда, а затем и на землю, ими обрабатываемую, теперь тоже считаются собственниками своей земли за давностью владения. Надо ли уточнять, что налог уже вносят собственники земель? Вот из этих налогов и вырастает государство - потребитель тех налогов.

Далее возникает бодание между государством и плательщиками: одно хочет взять побольше, а другие дать поменьше, причем, государство мыслится плательщиком не как сила, существующая вне и выше, нечто богоданное и необоримое, а как совершенно конкретное, но необходимое зло, которое приходится содержать для сохранения своей собственности, потому парламенты (еще не буржуазные - феодальные) - суды для плательщиков налогов между собой и единственное место их сборищ, становятся ограничителем верховной власти в ее желаниях. Оттого и такая разница в мировоззрениях собственников и неимуших. То бишь, мировоззрения европейского и мировоззрения нашего народа.

В избирательном праве первых парламентов европейских (эти - уже буржуазные) существовал имущественный ценз: и избирать, и быть избранным в него мог только тот, кто платил налоги, т.е. владел недвижимым имуществом.

У нас же, вплоть до отмены подушной подати, налоги платят подлые сословия - в основном крестьяне и, в меньшей степени, мещане. Доля этих налогов в казне - 40% вместе с косвенными налогами, остальное - доходы казенных предприятий и заведений. Налоги эти вовсе никак с имущественным положением плательщиков не связаны. В общем, дань это, а не налоги, к тому же не дающая и половины бюджета. Потому и вырабатывается наше особое мировоззрение.

Мировоззрение всегда подстраивается под реалии, а не наоборот. Когда реалии пытаются привести в соответсвие с мировоззрением, тогда и начинается великая резня. Наше мировоззрение во многом компенсаторное, сформированное в стремлении оправдать реалии, в которых индивидуум мало того, что сам ничего не решает, но и само течение его жизни, а то и сама жизнь большей частью зависят от чужих решений. Попадая в иные реалии, русский человек чудесным образом освобождается от своего мировоззрения или садится на пособие и радуется тому, что, наконец-то, он всех надул, а не его надувают.

В общем, может, народ и не так уж виноват? Может, вместо проповедей о чудодейственности частной собственности, нужно просто наделить его этой собственностью? Наделить со всеми вытекающими из обладания оной собственностью последствиями в виде налогов, пока мы еще не начали приводить реалии в соответствие с народным мировоззрением.
qvies: (Default)
Все наши реформы были проведены так, что заведомо оставалась возможность отката в прежнее состояние, вот и откатываемся. Я не утверждаю, что именно такой откат был заранее запланирован, на это, пожалуй, мозгов у наших правителей и не хватило бы, но то, что основные детали этой реформы продумывались еще тогда, когда мы все еще "ускорялись", это считаю за факт. Интересы тех, кто эту реформу предполагал, и интересы нашего неистребимого государства совпали, теперь мы скоро насладимся результатом этих реформ. А интерес был один - создать, реформируя это государство, условия, при которых было бы невозможно отделение власти от собственности и наоборот. Естественно, мыслилось, что носители этой власти останутся прежними, но при этом приобретут и собственность.

Легитимность перехода общенародной собственности в частную собственность тех, кто был поставлен ею управлять, причем, легитимность не столько в глазах собственного народа, номинального хозяина этой собственности, сколько в глазах прогрессивной международной общественности, можно было только общепринятым этой общественностю путем - путем конкурсной приватизации. Оставалось только отсечь от конкурса возможных несанкционированных конкурентов.

Правительством Рыжкова, который в этой ситуации играл роль ельцинского Гайдара, взят был курс на приватизацию НХ СССР. Причем, приватизацию денежную. В этих условиях, для того, чтобы лишить население возможности участия в приватизации, просто необходимо уронить покупательную способность рубля так низко, чтобы у него и не возникала мысль о возможности своего участии в приватизации.

До 40% оборота магазинам разрешили обеспечивать при помощи выездной торговли и торговли по заказам. Сколько товара останется на полках в магазинах, если туда отправляется раза в полтора меньше, чем обычно, при том, что и это "обычно" едва покрывает спрос? Сколько этот товар будет стоить рядом с магазином? Сколько лишнего товара купит при этом потребитель по госцене, если у него появится такая возможность? Каковы будут ваши прогнозы на появление тех товаров в магазинах по приемлемым ценам, если министр финансов раз в неделю предлагает ВС или непосредственно населению в своих интервью поднять цены? Ну, если не на все, то хотя бы на пиво и на сигареты? Что вы почувствуете, когда после этих предложений из продажи именно сигареты с пивом и исчезают? И так далее, и так далее...

Параллельно этим эволюциям, обеспечивающим и инфляцию, и инфляционные ожидания, создавались кооперативы для оправдания появления неизвестно откуда средств для этой приватизации. Изначально очень хотелось создать этакий свой союз кооперативов под одной крышей, для того создали даже первый государственный "кооперативный" банк, единственный на весь Союз имеющий право работать с кооперативами, и суперкооператив с правами министерства, но дело не прошло, поскольку народ воспринял кооперативную идею всерьез. Его попытались напугать очередным законом, карающим за нетрудовые доходы, но народ не внял и не испугался. Это к вопросу о том, что у нас народ не тот.

Тогда руководство СССР, как настоящие большевики, начало создавать свои банки и закачивать в них государственные денежки, денежки обменивались на доллары, по 60 коп за портрет Вашингтона. Закон о банках был принят 2 декабря 1990 г., а, скажем, банк Хлынов чудесным образом возник еще в марте. Интересно, кто был его клиентом до той поры, пока в июне предприятиям не разрешили заниматься коммерческой деятельностью? Коммерческая деятельность государственных предприятий - еще одно ноу-хау, как дешевое сделать дорогим и соэдать обилие денег без товарного покрытия. Заодно создали Банк России в дополнение к остальным республиканским банкам. Наш Госбанк - был нечто вроде ФРС, его республиканские отделения имели прово эмитировать денежку в пределах выделенных квот, а тут нам подвернулся Ельцин, которому было начхать на квоты.

Далее предполагалось сотворить то, что позднее с блеском выполнила та команда, что сейчас называется СПС, причем, вполне допускаю, что работали они в основном за идею, но перед нашими приватизаторами возникла угроза в виде Ново-Огаревского договора.

Руководство СССР, не желавшее ни с кем делиться, похоронил тот же недооцененный им Ельцин вместе с ГКЧП. После двух месяцев переговоров Горбачеву удалось уговорить республики проводить реформы синхронно и по одной схеме, под эту договоренность были получены товарные кредиты (то, что мы в наивности своей принимили за гуманитарную помощь. Помощь действительно была, но заключалась в массовости поставок по божеским ценам в кредит под божеский процент), но договаривающиеся стороны опять-таки недооценили Ельцина: он одним махом перечеркнул все договоренности, ликвидировав СССР и поменяв союзного реформатора Явлинского на российского Гайдара. СССР сократился до размеров России, но продолжал эмитировать рубли всеми своими республиканскими банками, те же республики, что рубли уже не печатали, щедро отдавали прежде ими напечатанные рубли нам в обмен на ненужный России утиль, так Эстония в мановение ока превратилась в основного европейского поставщика лома черного и цветных металлов. Рубль начал падать с такой скоростью, что и не снилась Павлову.

Условия для консолидации власти и собственности были созданы. После временной утраты и власти, и собственности наше государство снова консолидируется: сначала оно восстановило свою власть, теперь восстанавливает свою собственность. Россия сосредотачивается.

То, что нынешнего Щербакова или Павлова звать Путин, вовсе ничего в государственном раскладе не меняет. Единственное, что необходимо государству для сохранения в нем стабильности - несменяемость его руководства. Что, впрочем, устроит и само руководство, ну, а мы смиримся, как обычно, с государственной необходимостью.
qvies: (Default)
Я уж не помню, кто байку рассказывал, но суть в следующем: некто, гуляя по Парижу, облизывался на выставленные зимой в витрине вишни, другой некто, обратив на это внимание, сказал: "Что? Ягод хочется? Так купи!" - "Дорого",- ответил первый некто, на что второй ему возразил: "Это не ягоды дорогие, это ты зарабатываешь мало."

Собственно, о чем я? Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, что повышение цен на горючку в четыре раза не сможет не аукнуться последующим повышением цен на все остальное. Протестовать против этого - бессмысленно, а вот, проводя реформы, не установить минимальную зарплату, не некий мифический МРОТ, а вполне реальную минимальную почасовую ставку, которая индексировалась бы соответственно росту цен на реальную потребительскую корзину - это вполне в духе СПС, ДВР, ДР и тутти кванти. Теперь собака кусает свой хвост, протестуя против мифической политики Путина, у коего в экономике отсутствует всякая своя политика. Отсутствует, отсутствует. То, что правые принимают за его экономическую политику - прямое продолжение той политики, основы которой заложены 29 декабря 1991 г. вместе с отпуском цен.

Вы полагаете, явилась волшебная рука рынка, взмахнула своей палочкой, и товары появились? Или они все-таки взялись из запасов? А коли так, почему они оказались в государственных магазинах? Почему магазины оставались государственными еще два года? Эти товары и давались СССР с условием, что появиться они должны уже в частных магазинах. Прав был Гайдар: не было денег в государстве после коммунистов, а долги были. Эти долги и есть те самые товары. Не было частных магазинов? Правильно, не было, потому и СССР не стало, чтобы не было. Точнее, не СССР, а уже СНГ как единого государства, а вот единый на всех рубль остался, и право республиканских банков на его эмиссию осталось, зачем? А так он быстрее завалится. Гайдар во всей этой комбинации - пешка, прикрытие иных процессов, коей можно было пожертвовать, что в декабре и было сделано.

Откуда должны были появиться частные магазины? Предполагалось для стабилизации рубля до отпуска цен продать все, что продается: жилье по балансовой стоимости, земельные участки, гаражи, грузовики, в общем, все, что граждане смогут купить на тот рублевый навес, что Гайдар снес одним ударом, ну, и в том числе продать магазины, ларьки, прачечные, химчистки…

Второе действие - приватизация. Она, как помните, должна была быть исключительно денежной, но тут восстал ВС, потребовав именных счетов для проведения бесплатной приватизации, ибо мы уже и так за все заплатили. Правительство настояло на именных чеках, и ВС отправился на каникулы. А ля Столыпин, указом во время бездействия ВС вводятся чеки анонимные. Под видом чековой приватизации проводится все та же денежная, только под иным соусом. Ну, и лакомые кусочки, естественно, достаются своим людям. Самое лакомое оставляется на потом. Сбывается мечта Павлова.

Продолжать? Можно продолжить и про банки, и про остановленное производство, только вот зачем? Убежденных людей не переубедить, пока их убеждения сами не развеются, правда, им на смену придут новые, столь же обоснованные, как и прежние.

Задолбали, господа интеллигенты!
qvies: (Default)
К вопросу о том, как демократизировать Петербург
 http://kotsubinsky.livejournal.com/1663.html


Единственная надежда, что взгляды собеседников за пять лет все-таки претерпели изменения. Сознание патерналистское, сознание монархическое, сознание авторитарное. Нельзя все и сразу. Ну, да. Именно этим сознанием руководствуясь, и проводили наша реформаторы свои реформы. Сами того не замечая, они шаг за шагом удалялись от общества, воссоздавая привычную для нашей власти имперскую конструкцию, а теперь мы уже убеждены, что у нашего общества сознание такое, что никак нельзя все и сразу. Ратовать за либеральные ценности и в то же время создавать еще одну монополию - монополию власти, значит, это "не сразу" еще на шаг отдалять в необозримое будущее. Провести либерализацию цен для государственных предприятий - это был первый шаг, сохранить в обращении советский рубль, оставив право его эмиссии за республиканскими банками - второй. И так, шаг за шагом мы двигаемся к неопределенному будущему, при этом удивляясь, что у общества так и не появляется гражданское сознание.

Во время событий 1905 г. в Иванове народ бросил пить. Знаете отчего? Проявилось среди малограмотных ивановских рабочих гражданское сознание, появилось вдруг и сразу - самоуправлением они стали заниматься, какая уж тут водка! К концу 1992 г. весь российский народ стал пить Роял и МакКормик, потому что осознал, что все, что он мог сделать, он уже сделал. Ему это популярно объяснили, еще и ударив в очередной раз по карману, а про остальное - так и сказали: не все, и не сразу.

В 1993 г. нам еще раз сказали: не все и не сразу, дав неограниченные права президенту, ограничив в правах КС и создав недееспособную Думу. Заодно ликвидировали и единственный работоспособный инструмент советского типа – местные Советы. Умным людям с правильным сознанием нельзя было мешать, нужно было дать им завершить реформы. К 1995 г. у народа, того самого, что и должен составлять гражданское общество с гражданским сознанием, наступило уже полное разочарование и в реформах, и в реформаторах, и в своих инициативах.

Гражданское общество возникает не там, где появляется некий средний класс, возвышающийся над нижним и не способный добраться до верхнего, а там, где для гражданкого общества есть реальное дело, касающееся насущных нужд членов этого общества. Не все Солдатские матери могут похвастаться принадлежностью к среднему классу, однако, у них есть то самое дело, которое за них никто не сделает. Прочим, не вовлеченным своей бедой в подобные организации, по странному совпадению, противопоставляющих себя государству, до сих пор говорят: не все и не сразу.

Если и теперь это "не все и не сразу" является убеждением нашей оппозиции, то мне жаль и нас, и нашу оппозицию. Еще немного либеральных реформ, например, реформа налогообложения недвижимости (кто же спорит с тем, что налог должен взиматься с ее реальной стоимости), и народ может потребовать всего и сразу. У общества появится гражданское сознание и народ опять возомнит себя субъектом истории, затем ему еще раз объяснят, что не все и не сразу, и мы пойдем на новый круг, утешая себя тем, что у народа нашего не то сознание.

Может, все-таки не в сознании дело, а в конструкции власти?
qvies: (Default)
трагедия в трех действиях и пяти картинах.

Действующие лица:
Народ-идиот (НИ)
Мудрая интеллигенция (МИ)


Действие первое. Перестройка.

Картина первая. Оптимистическая. Народ-идиот пашет, Мудрая интеллигенция мудрствует.

НИ:
- Эй, Мудрая! Какого черта у нас нет ни хрена, а все, что есть - хреновое?
МИ:
- Дк ресурсы распределяют неправильно! Необходимо возродить ленинские принципы руководства!
- Дк возрождайте!
- Дк номенклатура мешает!
- Дк к черту номенклатуру!
- Не, к черту ее нельзя, у нее дети! Ее надо сократить и куда-нибудь пристроить.
- Ладно, только давай быстрее!
- Щас сделаем! С нами, вроде, уже советуются!

Занавес.


Картина вторая. Лабораториум. Народ-идиот и Мудрая интеллигенция. Оба пашут.

НИ:
- Эй, вы там! Долго еще номенклатуру сокращать будете? У нас уже и хренового ничего не осталось!
МИ:
- Мы тут уже над этим работаем, но у нас проблема: мы бы и рады номенклатуру сократить - на ее привилегии все остатки уходят, - да вот Союз не дает! Да еще и армия…
- Привилегии отнять и поделить, а Союз, на кой он сдался, коли в нем жрать нечего?! А армия нам зачем? Если американцы на нас нападут, сами им сдадимся, те хоть накормят!
- Все не так просто: армия – не Союз, армию нельзя вот так взять и сократить - у нее дети, а номенклатура необходима, чтобы хозяйством управлять, потому надо не привилегии разделить, а хозяйство, тогда и номенклатура не нужна будет.
- Ну, давай делить на всех, кто работает!
- Не, так нельзя! Есть же еще дети, хворые-убогие-пенсионеры-библиотекари-терапевты и нерожденные младенцы!
- Дк мы не жадные, давай и на младенцев делить, у нас всего много!

Занавес.


Картина третья. Пессимистическая. Народ-идиот мудрствует, Мудрая интеллигенция пашет.

НИ:
- Ребят! А почему это все, что поделили, той же номенклатуре досталось?
МИ:
- А это не номенклатура уже, а эффективные собственники!
- Да почему ж они эффективные?
- Ну, ведь у них же дети! Они все им должны по наследству оставить.
- А чего нам опять жрать нечего?
- Как это нечего? Все есть, только теперь за все платить надо!
- Дк деньги наши куда-то делись, а у нас дети!
- При чем здесь дети? А денег у вас слишком много было, их Павлов эвон сколько напечатал! И потом, разве ж это были деньги? Все равно вам на них раньше купить было нечего. Вот доллар – это деньги! Щас мы их займем и будем оздоравливаться.
- А нам-то их кто даст?
- Зарабатывайте!
- Дк где зарабатывать? Заводы-то стоят?
- Это потому, что продукция никому не нужна. Да и оборудование… утиль, а не оборудование. Вот эффективные собственники его сдадут и новое купят.
- А привилегии? Эти, которые правят, вы ж обещали, что они в магазин будут на троллейбусе ездить.
- А что привилегии? Это не привилегии, это – условия для работы.
(мечтательно) Может, взятки узаконить…
- Я те узаконю!!!

Занавес.


Действие второе. Люстрация.

Картина первая. Она ж единственная. Рекреация. Народ-идиот и Мудрая интеллигенция. Оба мудрствуют.

МИ:
- Вот в чем корень зла! Оказывается, нас все время обманывали! Во всем виноват Маркс! Те, кто его хоть раз прочитал, руководить не способен! Вон, чехи! Люстрацию провели, всех Маркса читавших выявили, работать им запретили и теперь живут по человечески!
НИ:
- Даешь люстрацию!
- Да ведь то – чехи! А у нас дети опять же! Дети-то тут при чем?
- Какие дети?
- Ну, этих дети, которым работать нельзя будет.
- Дк кто им, люстрованным этим, работать запрещает? Пусть работают. Только пусть больше не руководят.
- Но ведь детям же стыдно будет! Детей жалко! Они ж невинные! Давайте лучше партию посудим!
- Ну ладно, давай…
- Но только посудим, потому что судить ее нельзя.
- Как это - нельзя!?
- Нет, судить ее, конечно, можно, - осудить нельзя.
- Это почему нельзя?
- Она в рамках закона действовала
- А кто те законы писал?
- Да она и писала.
- Ну дк судите ее по нашим законам!
- Не, это надо было раньше делать. Теперь у нас новый закон, что судить можно только по старым.
- Это как это?
- Ну, по тем, что она писала, по тем и можно, а по новым нельзя. Вы же ведь сами хотели правового государства.
- А пошли вы все вместе с вашим государством! (удаляется, переходя на мат)

Занавес.



Действие третье. Последнее.

Картина удручающая. Народ-идиот пашет, Мудрая интеллигенция мудрствует

МИ:
- Народ, а народ, хочешь, национальную идею спою?
НИ:
- …
- Народ! У нас, вроде, война!
- …
- Народ! Тебя телевизора лишают!
- …
- Народ! Ну хоть на выборы сходи! Меня выбери!
- …
- Нет, ну ничего с ЭТИМ народом сделать нельзя! Эх…
(уходит вдаль, напевая) Слаааавься, мое Отеечество!..

Занавес.




Кажется, конец.

Profile

qvies: (Default)
qvies

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 03:30 am
Powered by Dreamwidth Studios